Главная святыня

 

Пензенская-Казанская икона Божией Матери

                                                                            

Пензенская-Казанская икона — одна из главных святынь Сурского края. Считается, что ею благословил первопоселенцев крепости над рекой Пензой царь Алексей Михайлович в 1663 г. Возможно, выбор образа был обусловлен тем, что эти земли входили в административное подчинение приказа Казанского дворца.

Основоположник пензенского краеведения протоиерей Яков Бурлуцкий, исследователь истории чтимых икон Пензенской губернии, приводит такое предание: «Для принятия от царя Св. Иконы жителями Пензы отправлена была в Москву особая депутация, которая и принесла ее на руках в Пензу. По предварительном извещении жителей гг. Пензы, Мокшана, Ломова и Саранска о приближении шествия со Св. Иконой, толпы жителей из означенных городов устремились на сретение ее и, по выражению предания, собралась на пути тьма народа, которая, предводимая пензенским духовенством, и внесла Св. Икону в пензенскую соборную церковь».

Бурлуцкий, ссылаясь на рукопись из библиотеки Спасского собора, приводит три рассказа о чудесах, связанных с Казанской иконой.

Первое из этих событий знакомо каждому православному пензенцу: это спасение крепости во время Большого Кубанского погрома в августе 1717 г. Тогда ногайские татары захватили и выжгли все окрестности Пензы, увели в плен тысячи крестьян, но взять город не смогли.

«Жители города, подкрепленные дворянами, явившимися из уезда со своими людьми на помощь и защищение Пензы, несколько дней отражали неприятеля с крепостного вала, ожидая между тем воинской помощи от правительства, — пишет Яков Бурлуцкий. — Но ожидаемая помощь не приходила; а защитники со дня на день уменьшались. Пензенская сила ослабевала.

Тогда пронеслась по городу страшная весть, что 4-го августа кубанцы положили всею массою сил своих ударить на город, разбить крепостные башни и ворота и город весь выжечь и вырубить. Погасла надежда на свои силы и ожидаемое подкрепление; но еще оставалась вера, крепчайшая меди и железа. Накануне рокового дня жители собрались в соборную церковь искать защиты у Царицы Небесной пред ее чудотворным образом. Слезные вопли не умолкали всю ночь. Наконец с появлением на небе утренней зари молящихся известили, что варвары уже начали генеральный приступ к городу.

Тогда Св. Икона крепкой Заступницы рода христианского, со крестами и хоругвями, была вынесена на площадь к Никольским воротам. Началось молебное пение к Взбранной Воеводе, сопровождаемое воплем многим младенцев, юных и старых.

И вдруг лик Богоматери на иконе почернел наподобие угля и из очей его появились слезы. Христиане в ужасе и трепете пали ниц, а многие теснились к иконе, чтобы освятиться священными слезами Св. Образа. Между тем, протоиерей читал молитву: «О Пресвятая Госпоже Дево Богородице…» Молебное пение оканчивалось; но молитвенные слезы еще лились рекою и рыдания всеобщей скорби не умолкали. Тогда увидели новое чудо: лик Богоматери просиял, как солнце, дивным и неизъяснимым светом. Сердца молящихся забились радостною надеждою; и скоро весть, что город спасен, что кубанцы бегут от Пензы, оправдала эту надежду.

Побораемые невидимою силою, они устремились от города в беспорядке, с великою поспешностию забирая пленных и повозки. Вышедшие после из плена рассказывали признание самих варваров, что в то самое время, как они готовы были окончательно ударить на город всеми силами, увидели пред своими полчищами прекрасную, но грозную Деву, выехавшую из Пензы на белом коне, в сопровождении двух благолепных старцев, одного плешивого, а другого брадатого (граждане заключили, что то были угодники Божии – Николай Чудотворец и преподобный Сергий Радонежский, которого тогда в соборе был придел), и светоносными паче солнца лучами, как пламенным мечем, поражающую нападавших, от чего они объяты были страхом и бежали».

Также протоиерей Иаков Бурлуцкий упоминает об исцелении от слепоты солдатской дочери из Пешей слободы, во время молебна перед Казанской иконой; о помещице села Блохино Настасье Танеевой, которая, после того как в ее дом была принесена икона и перед ней совершен молебен, встала со смертного одра; о том, как один пензенский мещанин, незадолго до Пугачевского бунта, выздоровел на Успение, после мысленной молитвы перед образом.

Божией Матери молились о том, чтобы пугачевцы их не казнили, два пензенских бургомистра, Борис Елисаров и Петр Андреев Какушкин, и были спасены. Воевода Ефим Чемесов, помолившись Матери Божией, 4 августа 1774 г. окончательно разбил бунтовщиков. И после этого, пишет Бурлуцкий, «благодарными жителями Пензы 4-го августа, по двукратному в этот день избавлению города от нашествия кубанцев и злодейств Пугачева, в продолжение нескольких лет после сего совершаемо было празднество Божией Матери ради Казанской Ее иконы, которой пели на всенощных бдениях: «Величаем Тя, Пресвятая Дево! и чтим образ Твой святый, им же избавихомся от поганаго нашествия»». Эти слова были начертаны над Царскими вратами в Спасском соборе XVIII в.

* * *

Многочисленные случаи исцеления по предстательству Божией Матери фиксировались и в XIX в. Елизавета Вигель, дочь одного из первых пензенских губернаторов Филиппа Лаврентьевича Вигеля, рассказала Бурлуцкому о чудесном выздоровлении ее отца: «Больной лежал недвижим; три доктора попеременно брали пульс его и единогласно объявили, что жизнь продолжится недолго. Между тем жена больного, благочестивая Мавра Петровна Вигель, испросила благословение преосвященного Гаия с торжественным ходом при колокольном звоне принести из собора чудотворный образ Всемирной Заступницы.

Образ был принесен. Доктор стоял у возглавия больного и постоянно смотрел пульс его; больной икал, как обыкновенно бывает пред смертию. Началось молебствие с водоосвящением. По освящении воды ветошка была намочена оною и приложена к голове больного. Он заснул. Когда образ Царицы Небесной обратно отнесен был в собор, и жена подошла к больному, доктор взял пульс его и с изумлением нашел в нем быструю, неожиданную перемену к лучшему; он тогда же поздравил Мавру Петровну с чудом, — и действительно, проснувшись, больной попросил чая, благодарил Царицу Небесную за облегчение болезни и скоро выздоровел».

* * *

Главка «Казанская икона в Пензе» есть и в книге Евгения Поселянина «Богоматерь. Описание Ее земной жизни и чудотворных икон», изданной в 1909 г. Автор, один из самых известных православных писателей начала ХХ в., целиком и полностью опирается на исследование Бурлуцкого, не сообщая ничего нового. Его труд для нас важнее как свидетельство того, что к этому времени Пензенский-Казанский образ имел уже общероссийскую известность.

Вплоть до 1923 г. Казанская икона хранилась в Спасском кафедральном соборе. Перед ней молились все императоры, посещавшие Пензу, все пензенские архипастыри, несколько поколений горожан.

В годы Гражданской войны с иконы исчезла драгоценная риза — в ее похищении молва обвиняла лишенного сана пензенского архиепископа Владимира (Путяту). После того, как собор был закрыт, Казанскую икону, по всей видимости, перенесли в Рождественский храм (на углу современных улиц Горького и Кирова), а в 1925 г. — в Петропавловский храм на улице Московской: эти храмы последовательно были кафедральными соборами раскольников-обновленцев. В 1931 г. Петропавловская церковь также была закрыта, и до 1937 г., предположительно, святыня хранилась в Успенском соборе на Мироносицком кладбище. А затем, после закрытия и этого храма, оказалась в Митрофановской церкви, оставшейся единственной действующей в городе.

Есть предание о том, что и Митрофановский храм хотели закрыть и отдать военным. Они начали разбирать иконостас, поставили в угол Казанскую икону, но на следующее утро снова увидели ее на своем месте в киоте. После этого новые хозяева от храма отказались, и его вернули прихожанам.

* * *

В советские годы икона пользовалась любовью и уважением не только верующих, но даже представителей атеистической власти. Георг Мясников, второй секретарь обкома партии, 12 июня 1976 г. записал в дневнике: «Остановились у Митрофаньевской церкви. Воспользовался случаем и впервые вошел в эту церковь. Попросил показать икону Казанской Божьей Матери, которую прислал во вновь построенный город Пензу царь Алексей Михайлович в 1660-х годах. Лик древний. Лицо матери в окладе и лицо младенца, отдаленное от матери тем же окладом. При свечах смутно различаются общие контуры. Услужливый представитель двадцатки (скорее всего, узнал!), зажег электричество. Лик как-то высветился. Очень впечатляют глаза Богородицы. Умели древние мастера только выражением глаз создать настроение. Женщина говорит, что он [лик] иногда белым бывает. Стоишь и думаешь: сколько поколений пензяков искало в этом взгляде ответа на вечные вопросы. Они ушли — облик матери остался. Икона уже этим святая!»

Епископ Пензенский и Саранский Мелхиседек (Лебедев, на кафедре в 1970-1978 гг.) ввел традицию совершать воскресными вечерами чтение акафиста перед Казанской иконой. Позже их неукоснительно, каждую неделю, читал его приемник, архиепископ Серафим (Тихонов). Ко дню чествования Пензенской-Казанской традиционно стали приурочивать епархиальные собрания духовенства.

В 1989-1990 гг., стараниями владыки Серафима, образ был восстановлен московскими реставраторами. Через несколько лет для него была создана новая риза.

С 1984 г., в течение тридцати лет, вплоть до самой своей кончины, настоятелем (последние год с небольшим — почетным настоятелем) Митрофановского храма был митрофорный протоиерей Николай Тарасов (1927-2014). Он любил рассказывать о бесконечном потоке чудес, которые происходили по молитвам перед Пензенской-Казанской: будь то выздоровление неизлечимо больных, оправдание невинно осужденных, возвращение неразумных на путь истинный.
1 октября 1999 г. с посещения Митрофановского храма начал свой визит в Пензу Святейший Патриарх Алексий II, он отслужил перед Казанской иконой молебен.

16 августа 2004 г., согласно Указу Святейшего Алексия, было установлено общецерковное почитание Пензенской-Казанской иконы Богородицы. С 2006 г. она упоминается в официальном календаре Московской Патриархии под 8/21 июля, а с 2012 г. – под 4/17 августа.

В августе 2003 г. протодиакон Александр Горшенёв составил тропарь и кондак, а в 2004 г. – и акафист Божией Матери, в честь Пензенской-Казанской Ее иконы. Правда, по стечению обстоятельств, тогда же на десятилетие был оставлен благочестивый обычай чтения акафистов перед святыней по воскресеньям. Возродил его в январе 2014 г. уже митрополит Серафим (Домнин).

В нашем храме Вы всегда сможете преобрести книгу о Пензенской -Казанской иконе  "Заступница Усердная".